We won again!

Great victory for the People - Tax Cut!

Что можно было бы сделать, чтобы остановить развал и разорение России? (1911 – 2011)

И нам с собою даже дал половничек
Один ужасно милый уголовничек.

В 1937 страна шумно отмечала 100-летие со дня убийства Пушкина …

На секунду взглянем на “Красное Колесо” Солженицына Том 4-ый.   Всё готово.  Сцена построена.    Все действующие лица истории по местам.   Теперь бунт в Петрограде, смещение Царя и разорение России уже остановить невозможно.

Первые 3 тома – это первые 3 года войны с широкими отступлениями к Алескандру II, и к началу правления, и к Русско-Японской, и к 1905, и к Столыпину.

После этого история спресовывается до невозможности. Следующие 4 тома – это два месяца – Март и Апрель 1917 – все плывет, все разоряется. И здесь уже никакая храбрость, или стойкость, или убежденность одного человека не может противостоять потоку развала и разорения.

Однако, вся потрясающая картина до этого момента – это тончайшее хитросплетение обстоятельств и личных амбиций. Читатель попадает внутрь вихря истории, и вопросы встают сами собой. А что если бы болезнь не свалила Александра, а что если бы хоть часть флота удалось спасти на Дальнем Востоке, а что если бы не нашлось лидера в Петербурге в 1905, а не объяви Царь Манифест, как уступку.

В  2011 исполнилось 100 лет со дня убийства Столыпина в Киеве в сентябре 1911. А проживи он еще лет 20-30? Вот и появились бы у крепкой власти строронники и опора. Вот и выборы бы прошли с богатеющим мужичком, вот и разгонять Думу можно было бы  не так часто. Вот и в Пруссию вошли бы по-умному, без спешки, но со снарядами и пушками.

В каждом таком эпизоде видится та черта, переступив которую, Россия оказалась уже за порогом процветания и на пути к разорению. И убийство Столыпина особенно хорошо подходит по времени и значимости под такую черту.

Случайность за случайностью помогли убийце достать билет, оказаться в зале, пройти с оружием, и рука не дрогнула в последнюю минуту. После этого – чахорда министров, и все опять пошло как всегда – к развалу.

Но по Солженицыну и в начале ноября 1916 на заседании Думы все еще не поздно было остановить и повернуть вспять страшную колесницу. Если бы только нашлись у Царя честные и прямые слова: “Поберегись! Затрещала Россия, а топор еще только занесен…” А ведь пошел четвертый год войны, а у России все еще хлеба было столько, что карточки вводить незачем.  Вот это силища!

Короче, первые 10 лет прошлого столетия были для России страшным сном перед страшной бурей. И вопрос, что и когда могло остановить и смерть, и голод, и истребление, и гниль последуюших лет не праздный. Граждане! Оберегайте сооружения центральной власти, и не крепите к ним оттяжки ваших антенн.

Только такой задорный и праздничный сезон как этот, мог родить такую радужную, мечтательную статью.  А что если бы Столыпина не убили?

(Visited 16 times, 1 visits today)

Be the first to comment

Your question, correction or clarification Ваш вопрос, поправка или уточнение